Единомышленники. Оппоненты. Враги. К 150-летию Владимира Ленина и Петра Струве

Главное здание музея
Выставка
Описание
В 2020 году отмечается 150-летний юбилей сразу двух выдающихся политиков – Владимира Ленина (1870–1924) и Петра Струве (1870–1944). Будучи первыми идеологами марксизма в России, Ленин и Струве поначалу были товарищами и единомышленниками, но со временем разошлись во взглядах. 

Как развивались взгляды двух политических деятелей, в чем были причины их идеологических противоречий? Во второй половине 1890-х годов современники видели в обоих политиках вождей русской марксистской партии, причем пальму первенства чаще отдавали не Ленину, а Струве. Чуть позже Ленин возглавил радикальное крыло российской социал-демократии, в то время как Струве в 1902 – 1907 гг. стал одним из виднейших деятелей либерального лагеря.

                       
Семья Струве. Санкт-Петербург, около 1875 г. (Пермский краеведческий музей)
Пётр (сидит в коляске) был младшим из шести сыновей в семье.             
                                

 

Семья Ульяновых. Симбирск. 1879 г.
Стоят (слева направо): Ольга, Александр, Анна. Сидят: Мария Александровна Ульянова с дочерью Марией на коленях, Дмитрий, Илья Николаевич Ульянов, Владимир.
 

Петр Бернгардович Струве и Владимир Ильич Ульянов впервые встретились в конце 1894 – начале 1895 г. Александр Потресов, один из основателей РСДРП, описывал эту встречу следующим образом: 

«В квартире у одного знакомого инженера на рождественских праздниках собрались десяток-другой интеллигентов, по преимуществу уже прикосновенных к марксистскому движению того времени, и  тотчас же разговор закипел вокруг литературной злобы того времени... Я не помню в точности содержания спора. Но у меня сохранилось ощущение от моей первой встречи с Ульяновым-Лениным. "Крупный человек", сказал мне П. Струве, когда мы возвращались поздно ночью домой»

К этому времени Струве уже пользовался значительной известностью в среде петербургской интеллигенции. К 1891 г. он стал признанным  лидером социал-демократического кружка в Петербургском университете. Осенью 1895 г.  вышла в свет его книга «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», в которой Струве доказывал факт вступления России на капиталистический путь развития и указывал на позитивные стороны этого пути. Появление этой работы стало крупным событием в общественной жизни России и способствовало быстрому росту популярности марксистских идей среди революционно настроенной интеллигенции. 


«Марксистская богородица». Художник В.В.Каррик. Санкт-Петербург, 1890-е гг.

В образе «богородицы» предстает Александра Калмыкова, на руках у нее молодые лидеры российских марксистов – Пётр Струве и Михаил Туган-Барановский.

Владимир Ульянов, приехавший в Петербург осенью 1893 г. и присоединившийся к марксистскому кружку студентов Технологического института, был тогда известен лишь в узких кругах. В воспоминаниях, написанных уже в эмиграции, Струве утверждал, что Ленин изначально произвел на него отталкивающее впечатление (воспоминания были написаны в 1933 – 1934 гг.). Однако первоначально между двумя марксистами-интеллектуалами установились дружеские отношения. Им способствовало и то, что Струве в 1897 г. женился на Нине Герд, а невестой Ленина стала Надежда Крупская, гимназическая подруга Герд.

Результатом политического сотрудничества стала подготовка в 1895 г. марксистского сборника «Материалы в характеристике нашего хозяйственного развития». В него вошли статьи, написанные  Струве, Лениным («К. Тулин»), Плехановым («Д. Кузнецов», «Утис») и другими российскими марксистами. Тираж сборника был почти полностью уничтожен цензурой, удалось спасти  лишь около 100 экземпляров. 

    

Участники социал-демократического движения второй половины 1890-х гг.  воспринимали Струве и Ленина как вождей марксизма в России. Признавая их блестящие интеллектуальные способности и публицистические таланты, они отмечали, что Струве был менее пригоден для роли политического вождя и, в отличие от Ленина, не стремился к этой роли. Кроме того, Струве мало привлекала непосредственная агитационная и пропагандистская работа среди пролетариата. 

После ареста Ленина по делу «Петербургского союза борьбы за освобождение рабочего класса» (декабрь 1895 г.) они со Струве продолжали поддерживать контакт. Одновременно Струве принимал участие в деятельности социал-демократических организаций. В 1896 г. Струве вместе с Потресовым принял участие в конгрессе Интернационала в Лондоне в качестве представителя Союза борьбы за освобождение рабочего класса, а в 1898 г. стал автором Манифеста I съезда РСДРП, хотя в заседаниях съезда не участвовал.

В 1897 г. Ленин был выслан административным порядком в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции и до января 1900 г. отбывал ссылку в селе Шушенском Енисейской губернии. В ссылке Струве снабжал Ленина материалами для его книги, посвященной капиталистическим отношениям в России, и подготовил ее к публикации. Именно Струве дал работе Ленина заглавие «Развитие капитализма в России» – Ленин планировал назвать ее «Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности». 


В. И. Ульянов во время ссылки в Сибири. Рисунок П.Н. Лепешинского. Енисейская губерния, конец 1890-х гг.

Струве, уже в этот период начинавший отходить от марксистской ортодоксии, надеялся, что Ленин тоже проделает подобную идейную эволюцию. В январе 1899 г. он писал А. Н. Потресову: 

«Я, впрочем, думаю, что по отношению к Zusammenbruchtheorie [теории крушения [капитализма]] Ильин [Ленин]еще не отрешился от ортодоксии, но надеюсь, что рано или поздно это произойдет. Ибо вера в Zusammenbruch может держаться только консервативным мышлением или недомыслием, а у Ильина живой и прогрессирующий ум и есть истинная добросовестность мышления»

Для Ленина перемены во взглядах Струве стали серьезным разочарованием. Летом 1899 г. он писал: 

«Если П. Б. «совершенно перестанет быть Genosse [товарищем]», – тем хуже для него. Это будет, конечно, громадной потерей для всех Genossen, ибо он человек очень талантливый и знающий, но, разумеется, «дружба  дружбой, а служба – службой» и от этого необходимость войны не исчезнет»

Тем не менее, после окончания срока ссылки Ленин, Мартов и Потресов вступили в переговоры с представителями «ревизионистского» крыла социал-демократии, предложив Струве и Туган-Барановскому сотрудничество в задуманных «ортодоксами» изданиях («Искре» и «Заре») – и получили их согласие. Это соглашение вызвало резкое недовольство Георгия Плеханова. Смягчить позиции Плеханова удалось Вере Засулич, однако Плеханов потребовал, чтобы «ревизионисты» сотрудничали в социал-демократических изданиях не в качестве партийных товарищей, а в качестве «друзей социал-демократов». 

«Иуде [Струве] лучше прямо сказать, что хотели бы иметь дело с ним именно как с представителем демократической оппозиции, а не как с социал-демократом. Если бы он хотел работать с нами как социал-демократ, то мы отклонили бы это, так как теперь пока... нам лучше разделиться для более точного выяснения себе и другим наших разногласий... Чем более я думаю об Иуде, тем более убеждаюсь, что он — точно Иуда, без малейшей примеси чего-нибудь другого», - писал Плеханов Засулич в январе 1901 г. 

Новый вариант соглашения категорически не устроил Струве. Переговоры со Струве 29 декабря 1900 г., в которых участвовали Ленин, Потресов и Засулич, привели к острому конфликту. Ленин писал: 

«Это было знаменательное «историческое» в своем роде собрание …,  по крайней мере, историческое в моей жизни, подводящее итог целой – если не эпохе, то стезе жизни и определяющее надолго поведение и жизненный путь. … Близнец [Струве] показал себя с совершенно новой стороны, показал себя «политиком» чистой воды, политиком в худшем смысле слова, политиканом, пройдохой, торгашом и нахалом». 

В 1901 г. Струве был арестован и затем выслан в Тверь за участие в демонстрации у Казанского собора. Позже, оказавшись в эмиграции, Струве попытался связаться со старыми товарищами и в начале 1902 г. приехал в Мюнхен, чтобы встретиться с редакторами «Искры». Надежда Крупская вспоминала: 

«Владимир Ильич отказался его видеть. Я ходила видеться со Струве на квартиру Веры Ивановны. Свидание было очень тяжелое. Струве был страшно обижен. Пахнуло какой-то тяжелой достоевщиной. Он говорил о том, что его считают ренегатом и еще что-то в том же роде, издевался над собой. Сейчас я уж не помню того, что он говорил, помню только то тяжелое чувство, с каким я шла с этого свидания. Было ясно, это — чужой, враждебный партии человек. Владимир Ильич был прав. Потом с кем-то, не помню уже с кем, жена Струве Нина Александровна прислала привет и коробку мармелада. Она была бессильна, да и вряд ли понимала, куда повертывает Петр Бернгардович. Он-то понимал».

В следующем году раскол произошел уже среди "ортодоксов" социал-демократии: на II съезде РСДРП партия разделилась на последователей Ленина (большевиков) и всех остальных (меньшевиков). 


«Как мыши кота хоронили». Сатирический рисунок П. Н. Лепешинского, посвященной внутрипартийной борьбе в РСДРП. 1904 г.

В роли мышей, опрометчиво празднующих гибель своего врага, предстают лидеры меньшевиков – Мартов, Плеханов, Аксельрод, Дан, Потресов, Смидович, Засулич и Троцкий. Рисунок Лепешинского стал ответом на статью Мартова «Вперед или назад. Вместо надгробного слова», в которой он заявил о политической смерти Ленина.

После Манифеста 17 октября 1905 г. пути Струве и Ленина разошлись еще дальше. В то время, как Ленин призывал пролетариат к вооруженному восстанию, которое позволит завоевать полную свободу, Струве, вернувшийся в Россию по личному приглашению Витте, стремительно «правел». 

«Когда я в конце октября в качестве амнистированного зарубежного журналиста  попал в Петербург, ничто меня так не поразило, как полное непонимание совершившегося переворота революционерами. На манифест 17 октября они отвечали проповедью вооруженного насилия» – писал он. 

Идейная эволюция Струве навлекала на него множество насмешек и нападок «слева». В то же время в период первой революции Струве, несомненно, пользовался большей известностью, чем Ленин. Этому способствовала и активная работа Струве в различных периодических изданиях, и его участие в ЦК партии кадетов, и избрание его депутатом II Государственной думы в 1907 г.  

Депутаты Второй Государственной думы, избранные от Санкт-Петербурга. 1907 г.

Кандидатуру Струве во Вторую Государственную думу выдвинула конституционно- демократическая партия. Он стал одним из пяти депутатов, избранных от кадетской партии в Петербурге.

Попытки Струве добиться соглашения со Столыпиным накануне государственного переворота 3 июня 1907 г. нанесли серьезный удар по его репутации не только в революционных, но и либеральных кругах. Он отдалился от политической деятельности, хотя до 1915 г. оставался членом ЦК партии кадетов. 

Итоги событий 1905 – 1907 гг. подтолкнули Струве к переосмыслению взглядов на революцию и государство, а также на роль российской интеллигенции в революционных событиях последних лет. Теперь он обращал внимание на ценность государства, без которого невозможно существование любой нации. Струве упрекал интеллигенцию в «отщепенстве от государства» и возлагал на нее ответственность и за скатывание страны в революционную анархию – и за последующее торжество реакции:  

«Интеллигентская доктрина служения народу не предполагала никаких обязанностей у народа и не ставила ему самому никаких воспитательных задач. А так как народ состоит из людей, движущихся интересами и инстинктами, то, просочившись в народную среду, интеллигентская идеология должна была дать вовсе не идеалистический плод. Народническая, не говоря уже о марксистской, проповедь в исторической действительности превращалась в разнуздание и деморализацию. Вне идеи воспитания в политике есть только две возможности: деспотизм или охлократия»

Ленин после  поражения первой революции вновь оказался в эмиграции. Хотя основным содержанием его деятельности в межреволюционный период стала борьба с «оппортунистами» внутри социал-демократии, он не оставлял без внимания и работы Струве. Сборник «Вехи» (1909 г.), вышедший под редакцией Струве, стал для Ленина очередным доказательством «ренегатства» либералов и их отхода от революции. 

«Демократическое движение и демократические идеи не только политически ошибочны, не только тактически неуместны, но и морально греховны, — вот к чему сводится истинная мысль «Вех», ровно ничем не отличающаяся от истинных мыслей Победоносцева. Победоносцев только честнее и прямее говорил то, что говорят Струве, Изгоевы, Франки и К°», - писал Ленин. 


«Таких ли внуков мы ожидали?». Сатирический рисунок, опубликованный в газете «Петроградский листок». 15 июня 1917 г.

«Бабушка» и «Дедушка» русской революции Е.К. Брешко-Брешковская и П.А. Кропоткин горестно смотрят на «внука» – Ленина. «Младенец» лежит в колыбели, опломбированной немецкими печатями, и угрожающе размахивает бомбой и револьвером. Возвращение Ленина в Россию через территорию Германии в апреле 1917 г. стало поводом для прямых обвинений большевиков в тайном сотрудничестве с немцами. Постоянное обсуждение этой темы в печати способствовало быстрому росту известности Ленина.

Февральская революция 1917 г., по убеждению Ленина, стала первым шагом к созданию в России «нового, более демократического типа государства» –государства Советов. Торжество Советов  в России должно было «дать мировой революции новый толчок». Струве, как и следовало ожидать, стал одним из последовательных критиков подобных идей. Однако активного участия в политической жизни страны Струве не принимал. В то время как Ленин мобилизовал свою партию на захват власти, Струве считал своей первоочередной задачей пропаганду «русских национальных ценностей». Этой цели должна была служить основанная им летом 1917 г. «Лига русской культуры». 

Став членов Временного Совета Российской республики, Струве в своем выступлении 20 октября резко критиковал и позиции, занятые умеренными социалистами в вопросе о войне, и деятельность большевиков: «Большевизм – это смесь интернационалистического яда со старой русской сивухой. Этим ужасным пойлом опаивают русский народ несколько неисправимых изуверов, старых и молодых, подкрепляемых тучей германских агентов. Давно пора этот ядовитый напиток заключить в банку и по всем правилам фармацевтического искусства поместить на ней мертвую голову и надпись «яд».


В. И. Ленин председательствует на заседании Совета народных комиссаров. Москва. Октябрь 1918 г.

После Октябрьского переворота Струве стал непримиримым противником большевистской власти.  Не ограничиваясь публицистическими выступлениями, в которых анализировал вопрос о  характере русской революции и об истоках разрушительной идеологии Ленина, он принял непосредственное участие в Белом движении. Осенью 1918 года Струве попытался тайно проникнуть на контролируемую англичанами территорию Архангельской губернии. Потерпев неудачу, Струве вернулся в Петроград и в декабре 1918 г. нелегально перешел границу с Финляндией, после чего направился Лондон, а затем в Париж.

Своеобразным признанием "заслуг" Струве в борьбе с большевиками стало его заочное привлечение к судебному процессу Национального центра, проходившему в Москве в 1920 г.



П. Б. Струве вскоре после бегства из Советской России. Стокгольм, Швеция. Январь 1919 г.

Комментарии

Публикация от: 05.03.2020 10:47:13