Вводный текст к выставке

В начале 1920-х гг. после революционных потрясений Советская Россия пребывала в глубоком политическом, экономическом и социальном кризисе. За годы боевых действий, болезней, голода страна потеряла 19 млн человек и еще 2 млн – в результате эмиграции. Для восстановления экономики власти ввели так называемую новую экономическую политику (НЭП). В ее рамках разрешалась торговля излишками, частично легализовывались рыночные отношения. В результате денационализации средней и мелкой промышленности появились предприниматели, которые могли брать в аренду землю, нанимать рабочую силу и заниматься коммерческой деятельностью. Они получили неофициальное название «нэпманы». Создававшимся ими частным предприятиям предоставлялась частичная свобода в производстве и торговле. Развивалась кооперация: потребительская сельскохозяйственная, культурно-промысловая. НЭП способствовал оживлению экономики страны. Материально заинтересованные крестьяне и производители товаров первой необходимости наполнили рынок продукцией высокого качества и помогли преодолеть последствия голодных лет «военного коммунизма».

Богатевшие нэпманы быстро стали объектом ненависти «правоверных большевиков» и завистливых обывателей, протестовавших против их допуска в советскую экономику. Руководители страны, желая в сложившихся условиях отмежеваться от порожденных ими предпринимателей новой волны, начали кампанию по их дискредитации. Наряду с нэпманами врагом в этой идеологической войне были объявлены использовавшие наемный труд состоятельные крестьяне – кулаки. Другими «жертвами» пропаганды стали служители религиозных конфессий, а со временем – представители политической оппозиции.

Главным оружием идеологической борьбы властей стала сатира, особенно карикатура. Специализированные сатирические и юмористические журналы, такие как «Красный ворон», «Бегемот», «Лапоть» и ставший впоследствии легендарным «Крокодил», должны были, по мнению партийного руководства, вести непримиримую борьбу со всем, что противоречило догматам господствовавшей идеологии. Осуждались, в частности, такие «черты прошлого», как бюрократизм, подхалимство, воровство, рвачество, недобросовестная работа, лень, бескультурье и т. п. На протяжении практически всего периода с 1921 по 1929 г., когда происходили становление, кризис и гибель НЭПа, власть абсолютно сознательно формировала в общественном сознании негативный образ врага: предпринимателя-нэпмана, кулака, представителей свергнутых общественных классов.

Надо отдать должное сатирикам того времени – они отлично знали свое дело. Карикатуры создавали талантливые художники – Ю. Ганф, К. Ротов, Л. Генч, В. Козлинский, Г. Эфрос и др.

Советская сатира 1920-х гг., имевшая значительное влияние на рядовых советских граждан, интересна как пример яркой и острой идеологической борьбы. Несмотря на экономическую пользу, которую принес разоренной стране НЭП, созданные карикатурные типажи прочно закрепились в сознании населения. Именно эта пропагандистская работа способствовала формированию образа всякого внутреннего противника советского государства, который позднее получил общее название «враг народа».