Кулачество


Без названия. Художник А. Малеинов.

«Крокодил». № 37. 1929 г.

В 1919 г. бедняк вожделенно глядит на оснащенное молотилкой кулацкое хозяйство, в котором трудятся батраки, а в 1929 г. тот же бедняк указывает посрамленному кулаку на механизированное колхозное подворье. Вторая дата не случайна: этот год был провозглашен годом «великого перелома» – начала сплошной коллективизации сельского хозяйства. Спекулируя на опасности ожидавшейся войны, власти избрали курс на свертывание НЭПа и создание мобилизационной экономики с предельной концентрацией ресурсов в руках государства и «ликвидацией кулачества как класса».

«Кулак-подписчик». Художник И. Малютин.

«Крокодил». № 26. 1924 г.

Несмотря на доступность советской прессы, интерес к ней проявляли преимущественно зажиточные крестьяне-собственники, а не безграмотная беднота. Эту ситуацию отражает карикатура, сопровождаемая сетованиями Н. К. Крупской. «Крестьянская газета», созданная в 1923 г. по решению XII съезда ВКП(б), понятным языком освещала крестьянскую жизнь, события в Советской Республике и в мире, борьбу с неграмотностью, оказывала помощь в хозяйственных, земельных, правовых и других вопросах, вела агитацию, пропагандировала знания, повышение уровня образования и профессиональной подготовки.



«Кулацкая физкультура». Художник Н. Головин.

«Крокодил». № 4. 1929 г.

К 1929 г. в партийном руководстве победило мнение, что объединению бедняков и середняков в колхозы и совхозы мешает образовавшаяся за годы НЭПа зажиточная прослойка в деревне – «кулаки». Сплошная коллективизация должна была устранить это препятствие. В печати публиковались материалы, изобличавшие кулачество, эксплуатирующее бедноту, сообщения о «вредительстве» кулаков. Якобы они не пускали бедноту и батраков в сельские Советы, терроризировали селькоров, женщин-делегаток, не останавливались перед физическим насилием и даже убийствами, что отражено в карикатуре.



Без названия. Художник М. Храпковский.

«Крокодил». № 37. 1929 г.

В конце 1927 г. в СССР из-за низких закупочных цен на зерно разразился продовольственный кризис, резко снизились поставки хлеба. В партийном руководстве сторонники Сталина видели корень проблемы в уступках «кулакам» и нэпманам и склонялись к введению чрезвычайных мер, а сторонники Бухарина ратовали за политику уступок крестьянству в целом, возражали против чрезмерно высоких темпов индустриального развития за счет деревни. Разгром «правого уклона» предопределил скорое свертывание НЭПа, форсирование индустриализации и коллективизации. На рисунке показан кулак – производитель товарного хлеба, на коленях перед ним «правый уклонист» – покровитель кулачества.

«Случай в Одессе». Художник Ю. Ганф.
«Крокодил». № 33. 1929 г.

XIV съезд РКП(б), состоявшийся в 1925 г., провозгласил курс на «остановку НЭПа в деревне» и активное противостояние кулачеству. Сельская беднота, опасаясь, что «партия взяла курс на кулака, тогда как нужно проводить линию раскулачивания», приветствовала ликвидацию зажиточного крестьянства. Однако некоторые руководители, как показано на карикатуре, оставались верными тезису «НЭП – всерьез и надолго», защищая успешных крестьян от нападок деревенских люмпенов.


«Тяжелый довесок». Художник А. Топиков.

«Крокодил». № 4. 1929 г.

Как показывает карикатура, на противодействие так называемых кулаков политике коллективизации сельского хозяйства списывали любые трудности, в том числе завышение норм сдачи хлеба и иных продуктов.



Излюбленной мишенью советских сатириков и карикатуристов стали зажиточные крестьяне, которых обозначали термином «кулаки». В дореволюционной России словом «кулак» называли крестьян, имевших, по мнению односельчан, нетрудовой доход, – ростовщиков, скупщиков, торговцев, частных собственников, систематически использовавших наемный труд. В советское время в пропагандистских целях понятием «кулак» стали обозначать классового врага, тайного или явного эксплуататора. Между тем едва ли не большинство НЭПовских «кулаков» составляли рачительные крестьяне-хозяева, получившие наделы по «Декрету о земле».

Еще в период Гражданской войны советская пропаганда начала формировать негативный образ врага в виде плакатного кулака – «бешеного врага советской власти». На карикатурах того времени он – верный союзник Антанты, Колчака, Деникина. Во многом это соответствовало истине: значительная часть зажиточного крестьянства, недовольная политикой «военного коммунизма», поддерживала Белое движение. «Новый кулак» – крестьянин, всерьез воспринявший брошенный Н. И. Бухариным лозунг «Обогащайтесь!» и почувствовавший себя при НЭПе хозяином на земле, – становился все более опасным. Чем активнее сворачивалась политика НЭПа, тем больше шельмовались «кулаки». Классический образ кулака оставался неизменным: окладистая борода, толстое брюхо, картуз, рубаха навыпуск, жилет с золоченой цепочкой от часов, блестящие сапоги. Внушалось: кулаки наживаются и богатеют, эксплуататоры на селе укрепляются. А это противоречило линии партии по ликвидации эксплуататорских классов и уничтожению классовых различий. Визуально отвратительный внутренне и внешне образ «кулака» вскоре дополнился выразительной деталью – обрезом, из которого он коварно отстреливает сторонников новой жизни на селе. Все это подготавливало массовое сознание к одобрению кампании по массовому «раскулачиванию», которое началось в 1929 г. и стало одной из важнейших составляющих политики коллективизации.