Внутрипартийная борьба в 1920-е гг.


«Без „принимая во внимание“». Художник Ю. Ганф.
«Крокодил». № 28. 1926 г.

В образе крысы представлены изгоняемые из ВКП(б) в ходе «чисток» представители мелкобуржуазных социалистических партий (бывшие эсеры, меньшевики, анархисты) и некоторые «неблагонадежные» большевики, которые в свое оправдание могли ссылаться на «подпольный стаж» в период до 1917 г.


«Гибель надежды». Художник А. Д. Топиков.

«Крокодил». № 46. 1929 г.

8 сентября 1928 г. в «Правде» была опубликована статья Сталина «Коминтерн о борьбе с правыми уклонами». Это послужило началом открытого конфликта И. В. Сталина с Н. И. Бухариным, А. И. Рыковым, М. П. Томским, ратовавшими за продолжение НЭПа, против перехода к коллективизации и форсированной индустриализации за счет крестьянства. Официальными лозунгами стали «Опасность справа!», «Ударим по кулаку!», «Согнём нэпмана!». На карикатуре изображены нэпманы, ошеломленные известием о разгроме своих «покровителей».



«Душа заговорила». Художник С. Герштейн.

«Крокодил». № 36. 1929 г.

В ходе «чисток» партии в 1920–1930-х гг. из рядов ВКП(б) наряду с оппозиционерами изгонялись виновные в «морально-бытовом разложении» – пьяницы, дебоширы, стяжатели. Изображенные на рисунке любители выпить также рискуют расстаться с членством в партии и в перспективе – с административной должностью.



«Заботливый». Художник Ю. Ганф.
«Крокодил». № 4. 1929 г.

27 июля 1921 г. ЦК РКП(б) опубликовал в газете «Правда» обращение «Ко всем партийным организациям. Об очистке партии». Ставилась задача освободить партийные ряды от кулацко-собственнических и мещанских элементов из крестьян, уездных обывателей и выходцев из мелкобуржуазных социалистических партий. В 1929 г., когда создавалась эта карикатура, началась вторая волна генеральных чисток, связанная с окончательным разгромом оппозиции и высылкой Троцкого из СССР. В Постановлении ЦК говорилось, что необходимо «сделать партию более однородной, беспощадно выбросить из рядов партии все чуждые ей, вредные … элементы … разоблачая скрытых троцкистов … и сторонников других антипартийных групп и очищая от них партию». «Герой» рисунка надеется на свой костюмчик из 1921 г. как на «защитное средство» во время «чистки», а на причины его тревоги недвусмысленно указывает портрет Троцкого, висящий на стене.


«Зря пропадает». Художник А. Д. Топиков.

«Крокодил». № 8. 1929 г.

Обращение ЦК РКП(б) «Ко всем партийным организациям. Об очистке партии» призывало проявить особую строгость по отношению к советским служащим – выходцам из буржуазной интеллигенции и «свергнутых эксплуататорских классов». За спиной «Степана Егорыча» на стене висят генеральская шинель с бобровым воротником и белая «свитская» (указывающая на былую принадлежность к «свите Его Императорского Величества») папаха.


«Кавалерийская атака. Битва РКИ с бюрократчиками и растратчиками». Художник Ю. Ганф.
«Крокодил». № 14. 1926 г.

В 1920 г. создан Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ, Рабкрин). РКИ должен был изучать работу государственного аппарата, предлагать мероприятия по его усовершенствованию, обследовать отдельные отрасли хозяйства и государственного управления, наблюдать за выполнением госучреждениями декретов и постановлений высших законодательных и исполнительных органов. Однако постановления Рабкрина проходили долгий путь утверждения, их часто игнорировали. На карикатуре на коне – председатель РКИ Г. К. Орджоникидзе, который сражается с бюрократами и расхитителями.


«Насчет рекомендации». Художник А. Д. Топиков.
«Крокодил». № 34. 1929 г.

Буржуазной интеллигенции и «свергнутым эксплуататорским классам» трудно было вступить в партию и продвинуться по служебной лестнице. На данной карикатуре рекомендацию для вступления в ВКП(б) просит бывший дьякон. Вероятно, причиной столь запоздалой попытки вступить в партию и удержаться на должности является усиление гонений на Церковь.



«Отчет». Художник И. Малютин.
«Крокодил». № 42. 1926 г.

Причинами волокиты и формализма («бюрократизма») в управлении обществом были отсутствие личной заинтересованности в скорейшем и наилучшем решении проблем и повышенное внимание к форме в ущерб содержанию. Карикатура в шаржированном виде представляет многотомный отчет некоего учреждения о расходе канцелярских принадлежностей.



«Плохой папа». Художник Л. Генч.
«Крокодил». № 4. 1929 г.

В обстановке усилившихся после 1929 г. «чисток» неуклонное следование «генеральной линии» становилось важнейшим условием сохранения членства в партии. На рисунке представлен коммунист, плохо представляющий себе «генеральную линию» партии, не раз менявшуюся на протяжении 1920-х гг. в ходе борьбы с «уклонами», фактически – с оппозицией.


«По знакомству». Художник Ю. Ганф.
«Крокодил». № 32. 1926 г.

Полезные связи, знакомства, благодаря которым можно получить блага, зачастую в обход законов, использовались еще в царской России и не исчезли после революции. Карикатура высмеивает это непреходящее явление.

«Разговор с партбилетом». Художник К. Ротов.
«Крокодил». № 8. 1929 г.

В период «чисток» из рядов партии помимо оппозиционеров изгонялись карьеристы, сделавшие ставку на членство в ВКП(б) как средство войти в новую элиту. Исключение из партии перечеркивало любую карьеру, об этом и грустит «герой» карикатуры.


«Семейная крепость». Художник К. Елисеев.
«Крокодил». № 15. 1926 г.

В 1920-е годы периодически проводились кампании по совершенствованию государственной машины. Провозглашались принципы подбора кадров по их действительному качеству, недопущения кумовства, подхалимства при назначении на тот или иной пост, предписывалось комплектовать аппарат выходцами из рабочих и крестьян. Но в бюрократической системе возобладал принцип формирования управленческой номенклатуры по протекции. На рисунке мы видим «ответственного работника», окруженного многочисленной родней, жаждущей «доходных мест».


«Экономия времени». Художник И. Малютин.
«Крокодил». № 14. 1926 г.

Во второй половине 1920-х гг. формировавшаяся номенклатура обзавелась внушительным автопарком. Несмотря на лозунги о всеобщей справедливости, масштабная автомобилизация партийно-хозяйственной элиты подчеркивала социальное неравенство. Автомобиль символизировал положение функционера в государственной иерархии, что давало некоторым из них лишний повод для чванства. Экономическая польза от служебного автомобиля была сомнительной: чиновники не стали работать лучше и продуктивнее, что и высмеивает карикатура.


«Явление седьмое: те же и Троцкий». Художник А. Малеинов.
«Крокодил». № 35. 1929 г.

В январе 1929 г. после отбытия ссылки в Алма-Ате и отказа прекратить политическую деятельность Л. Д. Троцкий был выслан из СССР. На карикатуре он готов подвывать «собакам» – врагам Советской власти (меньшевикам, кадетам, монархистам и т. п.).

Советская система 1920-х гг. оказалась «урожайной» для сатиры. Задача ставилась двоякая. С одной стороны, представить сатирический образ партийного «перерожденца» – бюрократа, которого легко можно обвинить во всех смертных грехах, тем самым обрушив на него праведный гнев трудящихся масс. С другой – тщательно замаскировать от тех же трудящихся подлинный характер режима, представлявшего собой тоталитарную однопартийную систему, загримированную под власть Советов. В условиях обострившейся в 1920-х гг. внутрипартийной борьбы, проложившей путь к единоличной диктатуре Сталина, сатира играла роль своеобразного громоотвода. В «кривом зеркале» карикатуры отразились многие характерные для управленцев 1920-х гг. явления: семейственность («кумовство») – назначение на «теплые» места, сулившие материальные выгоды, ближайших родственников (рисунок К. Елисеева «Семейная крепость» в «Крокодиле»), формализм и волокита.

Еще один пример виртуозного политического «наперсточничества» – обличение «чуждых элементов», «пробравшихся» в ряды партии и подвергнувшихся «чисткам». Партийные «чистки» начались в 1921 г., продолжались все 1920-е гг., были демагогически «отменены» в 1939-м, сменившись настоящим террором. Типичный пример сатирического осмеяния подобных элементов – карикатура Ю. Ганфа «Кровная связь с партией», увидевшая свет в 1929 г., на излете НЭПа. Жало сатиры направлялось на тех, кто рассматривал членство в партии как карьерный лифт (карикатура С. Герштейна «Душа заговорила»). На рисунке Л. Генча «Плохой папа» представлен коммунист, запутавшийся во всевозможных «уклонах» и плохо представляющий себе «генеральную линию» партии. В ходе «чисток» предъявлялись стандартные обвинения: «дискредитация советской власти», «шкурничество», карьеризм, взяточничество, пьянство, «буржуазный образ жизни», «разложение в быту», религиозные убеждения. Организаторы политических кампаний тщательно скрывали, что огромный процент «пробравшихся» в ряды партии людей дал так называемый ленинский призыв – начавшийся после смерти В. И. Ленина массовый набор в ВКП(б) в соответствии с Постановлением Пленума ЦК ВКП(б) 29–31 января 1924 г. «О приеме рабочих от станка в партию». Две трети партии составили малообразованные невежественные рабочие, крестьяне и красноармейцы, не разбиравшиеся «ни в большевизме и ленинизме, ни в социал-демократизме», ни в НЭПе как таковом. В среде этих людей господствовали представления о лицах с дореволюционным партстажем как о незаслуженно привилегированном слое. В 1920-х гг., к началу борьбы за власть внутри ВКП(б), сопровождавшейся ожесточенными идеологическими дискуссиями, большинство членов партии вообще не понимало содержания таких дискуссий.

В сатирическом райке конца НЭПа начинают звучать зловещие нотки. Карикатурист Ю. Ганф на рисунке «Без „принимая во внимание“!» представил в образе угодившей в капкан (понимай – в жернова «чисток») крысы, заявляющей о наличии у нее «подпольного стажа», «примазавшихся» представителей небольшевистских социалистических партий (вчерашних эсеров, меньшевиков, анархистов) и «впавших в уклон» ветеранов-большевиков. Потерпевшего поражение во внутрипартийной борьбе и выдворенного из СССР Л. Д. Троцкого карикатуристы в 1929 г. изображали в окружении своры псов – бывших меньшевиков и эсеров, которых в скором времени объявили «врагами народа» и обрекли на уничтожение.